Погрешил на следователя

Бывший сотрудник СИЗО -1 Махачкалы заявил о фальсификации дела против него

В Кировском районном суде допросили бывшего младшего инспектора дежурной части СИЗО -1 Махачкалы Абдулу Мирзаева. Его, как и экс-начальника изолятора Дауда Давыдова, обвиняют в пытках арестантов и в вымогательстве крупных взяток.

Мирзаев свою вину не признаёт и заявляет, что следователь Зураб Арсланбеков сфальсифицировал в отношении него дело из-за возникшего между ними конфликта.

Напомним, по версии следствия, с декабря 2015 года по июнь 2019 года Дауд Давыдов и младшие инспекторы дежурной части Махач Вакилов и Абдула Мирзаев неоднократно избивали бывшего следователя Следственного управления СКР по Дагестану Арслана Курбаналиева и оказывали на него психологическое давление, заставляя подозреваемого оговорить себя. Также от его супруги сотрудники СИЗО получили взятку на общую сумму 150 тыс. руб­лей за незаконные свидания. В 2017 году всё те же Давыдов, Вакилов и Мирзаев под пытками заставили арестанта Шамиля Рамазанова переписать земельный участок со зданием и квартиру в Подмосковье на подставное лицо.

По словам Рамазанова, Давыдов лично давал своим подчинённым поручения, в том числе об избиении подозреваемых. Все приказы беспрекословно исполнялись Махачем Вакиловым, Абдулой Мирзаевым и Магомедом Салиевым, который в изоляторе был известен под прозвищем «дикий Мага».

С 1 по 10 февраля 2019 года Вакилов и Мирзаев по указанию Давыдова заводили арестанта Ахмеда Далгатова в камеры, где находились подследственные Султан Магомедшапиев и Рустам Рустамов. Там подозреваемого избивали и требовали передать больше трёх миллионов руб­лей.

 

«Или пиши, или сядешь»

 

Абдула Мирзаев заявил в суде, что преступление не совершал, а честно и добросовестно работал, выполнял указания начальника СИЗО.

«Любое перемещение из камеры в камеру делается на основании талона, его составляет оперативник, предварительно пробивает по базе, есть ли у арестанта в этой камере подельники, враги, неприятели. Дальше оперативник передаёт талон дежурному, начальнику отдела режима, они расписываются, и начальник СИЗО ставит резолюцию. Только после этого возможно перемещение», – рассказал подсудимый.

Он добавил, что Ахмеда Далгатова (потерпевшего) в камере не закрывал и закрывать не собирался и не помнит, что его переводил в этот момент. Более того, тогда он стал старшим инспектором отдела режима и к данному перемещению никакого отношения не имел.

Мирзаев утверждает, что не превышал должностные полномочия, не вымогал деньги, не применял насилие в отношении Курбаналиева, Далгатова и Рамазанова. Подсудимый отметил, что ни к одному из этих эпизодов он не причастен, что могут подтвердить сотрудники, свидетели и даже сами потерпевшие. А оказался он в этом уголовном деле, по его словам, из-за конфликта с начальником второго отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления СК РД по РФ Зурабом Арсланбековым. В итоге он же возбудил уголовное дело против Абдулы Мирзаева. А сам конфликт произошёл за месяц до его ареста.

«Арсланбеков отказывался пройти через металлоискатель, а после того как я его не пропустил, он пытался спровоцировать меня на скандал, махал своим удостоверением, повторяя, что это так не оставит. Если он так принципиально отказывался проходить через металлоискатель, значит, у него было что‑то запрещённое в кармане? Из-за того что он показывает свою корочку, я не могу его сквозь очередь пропустить. С Зурабом у нас чуть не ­дошло до рукоприкладства, нас разняли сами же сотрудники Следственного комитета и адвокаты. Я доложил Давыдову о данной ситуации», – вспоминал на допросе подсудимый.

(В материале «Месть следователя?» (№ 43 от 30.10.2020 г.«ЧК») «Черновик» сообщал о том, что те, кто не согласился участвовать в нелегальном узаконивании дома и участка отца следователя Арсланбекова, оказались фигурантами уголовного дела о махинациях с земельными участками.)

По его словам, Арсланбеков вызвал всех подозреваемых сотрудников СИЗО к себе в кабинет и требовал оговорить начальника ростовского УФСИН Муслима Даххаева и начальника СИЗО‑1 Махачкалы Дауда Давыдова.

Мирзаев ему ответил, что за 10 лет один раз видел Даххаева, и то, когда приходил на проверку. «Нет ни телефонных звонков, меня с этим человеком ничего не связывает. Потом перешёл на Давыдова. Я ответил, что у меня нет таких сведений, что он мне давал преступные указания. Арсланбеков продолжал требовать: «Или напиши, или сядешь. Дай такие же показания, как Мугадов и Чупанов, и пойдёшь домой, повышение получишь». Рядом следователь говорил, что на него ничего нет, он чист, а Зураб назвал его бараном. Для меня честь дороже. Зато с чистой совестью буду. Мугадов дал ложные показания», – уверял подсудимый.

По его словам, он не принимал участия в вымогательстве у потерпевшего Шамиля Рамазанова в июне 2017 года. В показаниях Раджабов утверждает, что это его участок, а не Рамазанова, и он стоит 10 млн руб­лей. Кроме того, он не наносил ему телесные повреждения и не способствовал переоформлению в собственность его имущества, он не знает, кто к этому причастен.

Он сообщил, что у него с Рамазановым была очная ставка, где тот признался, что Мирзаев его не бил и деньги не вымогал. И в этот момент, утверждает он, в кабинет забежал следователь Арсланбеков и пригрозил Рамазанову, что если он поменяет показания, то посадит его.

– Было же такое, Рамазанов? – спросил подсудимый.

– Не было такого. Это ложь, – ответил потерпевший.

– Ну, пусть будет так, – согласился Мирзаев.

– Вы пытались со мной тогда договориться в кабинете, – напомнил ему Рамазанов.

Мирзаев напомнил, что Рамазанов сидел по обвинениям по факту мошенничества на 25 млн руб­лей, а насилие в отношении него применялось, но на законных основаниях. По его словам, Шамиля били резиновыми палками сотрудники СИЗО‑1 Биякаев и Шабанов за неповиновение и нецензурную брань, а также за неправомерные действия в карцер его поместили по указанию Габибова, в подтверждение есть акты. Но их даже не допросили.

 

Ради свободы и оправдания

 

Подсудимый заявил о недостоверности показаний Ахмеда Далгатова, так как он не вымогал деньги, не получал от его родственников, не бил его и не переводил в другую камеру. «Один сотрудник СИЗО не может это сделать, при открывании камеры присутствует не менее трёх человек. Я что, камикадзе, чтобы одному открывать камеру, где восемь заключённых? Почему тех людей не опросили? По судебно-­медицинской экспертизе у Далгатова телесных повреждений не обнаружено», – отметил он.

Мирзаев рассказал, что Далгатов ему признавался в своей невиновности и что за показания против Давыдова ему обещали условно досрочное освобождение.

Но когда в суде ему отказали в УДО, он приехал обиженный и грозился рассказать на следующем суде обо всех, кто заставил его дать показания на начальника СИЗО. По словам подсудимого, Далгатова тут же вызвали сотрудники отдела собственной безопасности, а потом его выпустили по УДО. Мирзаев уверен, что именно поэтому он даёт такие показания. Очевидцем его диалога с Далгатовым был полковник внутренней службы управления УФСИН Магомеддибиров, и он, говорит подсудимый, подтвер­дит эти слова.

Такая же история с Арсланом Курбаналиевым. На суде потерпевший оправдал Мирзаева по эпизоду вымогательства, рассказав, что предлагал деньги, но младший инспектор отказался. «Да и как деньги передавались в СИЗО, если везде видеонаблюдение и сотрудники отдела собственной безопасности следят за всеми?» – не понимал Абдула.

Но Курбаналиев оговаривает подсудимого в той части, что он применял к нему насилие. Абдула Мирзаев уверен, что экс-следователь делает это, чтобы отменить свой обвинительный приговор и добиться оправдания, а затем восстановиться на работе. «Это ни для кого не секрет, он сам об этом говорил», – подчеркнул Мирзаев.

Также подсудимый недоумевал, почему его обвиняют в том, что арестантам не предоставляли холодильники и телевизоры, ведь по закону они не обязаны это делать, а в обязательном порядке полагаются только малолетним и беременным.

Адвокат Арсен Шабанов, представляющий интересы Рамазанова, обратил внимание на то, что Мугадов на допросе не сказал ничего противоречащего показаниям Мирзаева. «От вас тоже требовали сказать, что потерпевших выводили к блатным по указанию Давыдова, и всё?» – уточнил адвокат.

– Требовали сказать, что Давыдов заставлял выполнять незаконные указания, – ответил подсудимый.

– Но Мугадов такое не говорил, – настаивал Шабанов.

– Ты меня сейчас запутать хочешь? Я тебя сейчас распугаю, – занервничал Мирзаев.

Следующее заседание назначено на 7 июня. Планируется продолжить исследование доказательств защиты и допрос остальных подсудимых. ]§[

Номер газеты
Самые читаемые