Не по-братски

Пайщики ЖСК «Арафат» оказались меж двух огней и ни с чем. Сколько ещё их будут держать в таком положении?

Дагестанские застройщики продолжают упражняться по системе «Изворотливость и никакого мошенничества». Пайщики в Махачкале остались без квартир и денег. Застройщик винит владельца участка, который продал земли под домами пайщиков. К далёким от гуманных действиям хозяина участка подтолкнул застройщик. Последний с этим не согласен.

В декабре 2018 года Салаходин Магомедов заключил договор с ЖСК «Арафат» и выкупил у кооператива двухкомнатную квартиру за 850 тысяч рублей в Семендере. С тех пор он и другие вкладчики, вложившиеся примерно в это же время, мучаются, и не потому, что стоят перед выбором, какие обои купить. Всё немного по-дагестански: многоквартирные дома вовремя не сданы, стройка заморозилась, а виновники «торжества» успевают стряхивать с себя претензии. Председатель ЖСК «Арафат» Расул Султанов переадресовывает жалобы пайщиков владельцу земельного участка Султану Газиеву. Он делает то же самое. Они выражают жалость по отношению к вкладчикам, многие из которых далеко не состоятельные люди, но ничем больше помочь не могут. Некоторые пайщики подали заявление в правоохранительные органы о мошеннических действиях застройщиков, но миновал год, а происходящим в ЖСК никто не заинтересовался. Из-за непринятия мер по установлению преступления, изобличению лиц, виновных в его совершении, пайщики обратились в прокуратуру.

 

«Братский» договор

 

Как удалось узнать «Черновику», 28 мая 2018 года между Газиевым и старшим братом руководителя ЖСК Ахмедом Султановым был заключён предварительный договор купли-продажи земельного участка. Согласно документу, стороны в течение октября 2019 года должны были заключить основной договор о приобретении Султановым у Газиева почти 1 га земли. Договор планировалось заключить при условии внесения полной оплаты за участок и соблюдении условий застройки. Цена участка составляла 24 млн рублей. По условиям договора, разрешалось платить частично в течение года. В случае просрочки уплаты первого взноса на 10 дней Султанов должен был оплатить Газиеву штраф в размере 100 тыс. рублей, просрочка второго и третьего взносов обходились в 300 тысяч. Также в договоре указано: покупатель гарантирует, что в проекте застройки земельного участка домами в каждом построенном доме остаётся нереализованной одна квартира, которая будет продана только в том случае, если покупатель полностью расплатится за участок. В случае неуплаты в срок до 28 ноября 2019 года покупатель обязывался добровольно отдать квартиры продавцу. Это условие освобождало Султанова от оплаты оставшейся части денег Газиеву. Таким образом, последний хорошо обезопасил себя на случай, если Султанов не сумеет выполнить условия договора. Отметим, по проекту Султанов должен был построить на этом участке около десяти (или чуть более 10 – «ЧК») многоквартирных домов. Спустя непродолжительное время после заключения договора Султанов уехал в Крым (собеседники «ЧК» говорят, что у него там строительный бизнес). Всё, что он успел, – выкопать фундамент под одним домом.

Предварительный договор с Султановым-старшим расторгнут не был. Незавершённое дело брата в определённой части перешло председателю ПЖСК «Арафат» Расулу Султанову.

«Я Газиеву и его представителям сразу сказал, что гектар сразу не осилю. Он сказал, что поможет мне чем сможет: ‘‘Разрешение на первый дом, на второй. Нормально всё будет. Фундамент выкопали, стройте дальше. У тебя ЖСК есть – привлекай финансы’’. Так я начал строить. Сначала строил за счёт своих средств, потом постепенно начал пайщиков привлекать. Он не говорил о заключении нового договора. По поводу старого договора с Ахмедом сказал, что нет разницы, так как мы братья», – рассказывает Расул Султанов.

Он утверждает, что с Газиевым по договору брата не работал, Газиев же опирается именно на него. Отдельных документальных договорённостей между ними не было. По устной договорённости, если верить Султанову, он должен был освоить 20 соток, построив на них 4 дома. Все объекты построить не удалось.

Дом, в который вложились Салаходин Магомедов и другие пайщики, сейчас стоит на уровне третьего этажа. Согласно договору между пайщиками и ЖСК, должно быть четыре. Землю под этим домом Газиев продал другому человеку, судьба дома повисла в воздухе. Земля под вторым домом, куда тоже вложились пайщики, тоже продана вместе с фундаментом.

 «Газиев принёс на первый дом разрешение. Когда я сказал, что ведь нет разрешения на строительство второго дома, он ответил, что по ходу сделает. По каждому дому я должен был в общем 6 миллионов отдать. По факту, где первый дом стоит, я 1,5 млн отдал. Кусок земли уже выкупил. Но он сказал, что это штрафные деньги: «Ты долго строился. Своевременно не дал деньги. Я списываю их как штрафные». Я ему говорю, как можно 1,5 млн списать как штрафные? Это деньги пайщиков», – вспоминал Султанов диалоги с Газиевым.

Из-за несоблюдения условий договора, заключённого с братом, Газиев не засчитал эти деньги в качестве платы за участок. Султанов утверждает, что дома, строящиеся сейчас маалинцами на участке, который по договору должен был застраивать его брат, возводятся по разрешению, данному ему Газиевым на первый дом.

«Я вышел на одно агентство, которое там продавало. Сказал, что хочу купить квартиру, спросил документы. А они мне предоставляют фото моего разрешения, которое у меня было на первый дом. Султан предоставил маалинцам копию, а они продают по нему. Они говорят, что им Султан дал это разрешение», – заявляет Султанов. По словам пайщиков, разрешение на строительство первого дома (достроенного до трёх этажей – «ЧК») выдано на имя Газиева.

Газиев, напомним, отрицает устный договор, но в аудиозаписи беседы Газиева с застройщиком он не оспаривает, что такое было. Так как сроки оплаты по договору с братом застройщик нарушил, полтора миллиона, напомним, Газиев оставил себе в качестве компенсации за «потерю времени», не посчитал как оплату за участок, на котором стоит первый дом. И тут появляются 6 миллионов. Эту сумму Газиев требовал с Султанова за землю под домом и придомовой участок. Она показалась Султанову чрезмерной, он воспринял это как вымогательство и не заплатил.

 

«Без понятий»

 

«Участок весь полностью продавался. Не по пять же соток. Мы договора с Ахмедом придерживаемся. У нас другого договора и не было. Речь шла о 91 сотке земли. Я её по кусочкам никому продавать не собирался. Они должны были в течение года расплатиться, но прошло уже 4 года. А он говорит насчёт полутора миллионов. Да, там были оговорки, что они дают частично, одну часть оплаты сделали, и на этом всё», – говорит Газиев.

Издание поинтересовалось, какой выход из ситуации он видит, учитывая, что пайщики в их споре с застройщиком не виноваты.

«Я честно говорю – без понятий. Своё дарить никому не собирался. Я забрал свою землю. Я его предупреждал неоднократно, что так может случиться. Сейчас те, кому я отдал эту всю территорию, там уже пятые этажи стоят, уже шесть домов построено за какие-то 4 месяца. Вот на той земле строят, на которой должны были строить Ахмед или Расул», – ответил Газиев.

Он утверждает, что первый дом вместе с участком не продавал. Он как бы там просто есть, а что с ним в будущем произойдёт – он не в курсе. Может быть, новый владелец участка посчитает, что он волен им самостоятельно распоряжаться, раз выкупил землю с «приданым», не подумав об остающихся ни с чем пайщиках. Как следовало из разговора с Газиевым, пайщики в этом доме жить не будут, как бы ему ни было их жалко. Газиев считает, что на застройщике лежит ответственность по возврату им денег. Но Султанов о таком разрешении ситуации, кажется, даже не думает.

Но вероятно, что в итоге судьбу этого дома решит администрация Махачкалы через суд. Центр управления городом, ссылаясь на информацию от Управления архитектуры и градостроительства столицы, сообщил, что дом был начат на основании разрешения на строительство от 27 июня 2018 года на индивидуальный жилой дом.

«На момент проверки выявилось, что застройщик отклоняется от проекта, что объект капитального строительства не индивидуальный, а многоквартирный. В результате чего был составлен акт проверки и направлен в Правовое управление Махачкалы для дальнейшего обращения в суд», – уточнили изданию.

Пайщики, многие из которых полностью оплатили свои квартиры в двух домах, не должны остаться крайней стороной в неоднозначном споре между застройщиком и распорядителем участка. К примеру, один из пайщиков, отдавший 500 тыс. рублей, живёт в вагончике, другие снимают жильё. Немаловажное значение имеет и упущенная выгода. Если им и вернут деньги, они уже не смогут приобрести себе квартиры. Слишком уж всё подорожало. Не один Газиев, защищённый, по его мнению, договором с братом застройщика, желает сохранить своё и брать компенсации. Издание направило запрос в мэрию Махачкалы с просьбой сообщить, каким образом Газиев стал владельцем этого участка.

Данный материал просим считать официальным обращением в правоохранительные, надзорные и контролирующие органы.  ]§[

 

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл