Инфекционные болезни победит образованность?

Современный человек избалован. Он не знает, что такое реальная угроза для жизни при обычной, как он привык считать, кишечной инфекции, ветрянки, кори или паротита. К хорошему быстро привыкают, особенно когда заботу о здоровье и безопасности берут на себя другие. В данном случае – врачи-инфекционисты. О состоянии инфекционной службы в Дагестане мы поговорили с главным врачом Республиканского центра инфекционных болезней, профилактики и борьбы со СПИДом им. С.М. Магомедова Равганият Магомедовной Мирзаевой.

Равганият Мирзаева:  «Специальность «инфекционист»  становится популярной у выпускников»

–Два с половиной года назад центр оказался на линии фронта в самом прямом смысле слова. Нелегко тогда пришлось всем врачам, но инфекционистам – в особенности. Время ли сегодня сделать для себя важные выводы и тему с пандемией коронавируса сдать в архив и забыть?

– Очень хотелось бы так сделать, но, думаю, рано. Да, у очень многих людей пандемия изменила мировоззрение, заложила более серьёзное отношение и к своему здоровью, и к здоровью окружающих. Я заметила, что даже руки многие стали мыть чаще.

Тем не менее ежедневно фиксируются новые случаи, в России это около 5 тысяч в сутки, в Москве – около 800. У нас в стационаре госпитализируется по 4-5 человек в день. Против сотен в сутки – это совсем мизер, омикрон проходит легче. Даже если встречаются тяжёлые случаи, то на фоне сопутствующих хронических болезней, а летальность, к счастью, низкая. Всё это никак не гарантирует, что такая же тяжёлая волна, что была летом позапрошлого или прошлого года, не вернётся. То и дело в разных уголках мира фиксируются новые разновидности штамма, и мы не знаем, как они себя поведут.

Закономерности эпидемиологического процесса, которые выработаны годами, доказывают, что чем больше вирус циркулирует, тем больше он ослабевает. Любая последующая волна, а сейчас уже седьмая, по нашим подсчётам, должна быть слабее предыдущей. Мы на это рассчитываем.

Дисциплина персонала должна быть почти как в армии, иначе болезнь не победить

 

Говорить об эффективности массовой вакцинации применительно к Дагестану – дело сложное. В том, что вакцинация работает, Равганият Магомедовна убедилась не раз. И не только в работе, но и в жизни:

– Недавно была в отпуске, в санатории со мной за столом сидела пожилая семейная пара. Несмотря на проблемы со здоровьем, они уже третий раз ревакцинировались и ни разу ковидом не заболели. Многие москвичи всех возрастов привились и не болели, или болели в лёгкой форме. По своему опыту знаю – сколько у нас тут было пациентов, с которыми мы общались в непосредственном контакте, я ковидом фактически не болела. Уверена, это потому, что прививалась регулярно. Когда видишь такие случаи, понимаешь, что это, если реально делать, работает.

Ковид стал серьёзным испытанием для всей системы здравоохранения, и, как всякое испытание, принёс свои плоды и опыт. В том числе –  положительный:

– Наши доктора многому научились. Пандемия мобилизовала всех, вывела из состояния такой, знаете, расслабленности, где-то расхлябанности, можно сказать. Это касается даже внешнего вида – все понимали, какой может быть результат, если на тебе плохо надетый костюм. Самодисциплина была высокая, и я считаю, что для меня и моих врачей пандемия стала строжайшим экзаменом, тем более в отсутствие вообще каких-либо знаний о ковиде.

 Но мы приобрели их в течение довольно короткого времени. И не только знания. Произошло почти полное техническое переоснащение, обновление нашей материально-технической базы, которых мы бы ждали ещё много лет. Новая реанимация, новая аппаратура лаборатории, многих отделений, запас медикаментов, реактивов, реагентов – это то, что нас сейчас выручает.

Поэтому пока, по словам главного врача, больница ни ограничений, ни последствий санкций не чувствует. Всего в достатке.

 

А прогнозировать в эпидемиологии можно и нужно. Кстати, этим занимались всегда. Это нас, обывателей, может удивить выступление представителя власти, который называет почти точные проценты и число заболевших какой-то болезнью, которая будет активничать через 2-3 месяца. Для инфекциониста в этом нет ничего необычного:

– Инфекция – это вообще понятие системное, и я всегда пытаюсь объяснить, что распространение любой инфекционной болезни подчиняется определённым закономерностям и в основном прогнозируемо. Есть специальные формулы и расчёты, как в любой другой науке, и предсказать течение болезней и её последствия можно заранее.

Но люди сложно воспринимают эту информацию. Иногда приходят недовольные родственники наших пациентов с вопросом, зачем врачу нужно знать, откуда и когда они привезли больного ребёнка. Но это крайне важно, чтобы отследить эпидпроцесс и сделать прогноз. Иногда просто необходимо для установления правильного диагноза. Вдруг в окружении ребёнка находились дети с ковидом, ветрянкой, корью, другими болезнями, и вот как раз сейчас истекают 2-3 недели инкубационного периода, а ребёнок всё это время был источником инфекции для окружающих. В том числе для тех, кто не был привит своевременно.

За успешную  борьбу  с ковидом

 

– А таких детей у нас в Дагестане с каждым годом всё больше. Следствие снижения уровня образования, санитарно-просветительской работы – недоверие врачам, выработанному годами плану вакцинирования, отказ от прививок, рост числа заболевших. Готовы ли к такому повороту врачи инфекционной службы?

– Ждать мы, конечно, можем, всего. Только на прошлой неделе к нам поступили семь заражённых полиомиелитом пациентов. Раньше у нас за год столько не было, а тут – одновременно. В стационаре 16 детей с коклюшем, целыми семьями заболевают. Ещё пару лет назад за год ни одного случая не было, а сейчас – одновременно 16. Врачи не справляются с нагрузкой и просят увеличить персонал. Потому что подросло поколение, которое отказывается вакцинировать своих детей, и это очень опасная ситуация.

Единственное, что мы можем, – это проводить разъяснительные беседы со всеми родителями малышей. Когда с ними начинаешь разговаривать, понимаешь, что очень много проблем от незнания и элементарной необразованности. А когда садишься и начинаешь нормально, доступно и аргументированно рассказывать им о необходимости прививать детей, в 90 % удаётся их переубедить. Я и всем нашим врачам это говорю – надо говорить с каждым. Это ведь и наша вина, что мы не доработали.

 

Был период, когда никто не сомневался в необходимости делать прививки по графику, все шли и делали, и знали, что пользы от этого гораздо больше, чем единичных побочных эффектов. А сейчас в стране, говорит Равганият Магомедовна, идёт очень мощная антипрививочная кампания.

– Противопоставить этому мы можем только ещё более мощную прививочную кампанию. Объяснять людям, что это необходимо делать в интересах их же детей. Для этого государством должна проводиться большая и системная информационная профилактика всех инфекционных заболеваний с привлечением всех СМИ. И не только профилактика, но и меры по возникновению причин болезней, естественно.

 

Наступила весна – предупреждать об укусах клещей, о том, что надо надевать закрытую одежду для выездов на природу, прогулок в парках. А раньше, помните, мы об этой проблеме так много не знали? Почему?

– В советское время регулярно проводили акарицидную обработку лесов и полей, которая препятствовала массовому распространению клещей, но потом на многие годы такая практика была забыта. К счастью, как я знаю, в этом году в нашем правительстве за эту проблему взялись. Будем надеяться, что угроза заражения геморрагической лихорадкой, васкулитом и другими опасными для жизни болезнями отступит.

А пока одна просьба к дагестанцам и гостям: не отрывать клещей самостоятельно, а немедленно ехать к нам в больницу. Снятых клещей мы рекомендуем отвозить на противочумную станцию, чтобы экспертиза дала заключение о степени их опасности для жизни и здоровья.

 

Совет обращаться к специалистам актуален и в отношении других болезней. Вероятность нанести вред самолечением гораздо выше, чем мы с вами думаем. А Равганият Магомедовна подкрепила этот тезис свежим случаем из практики:

– Привезли маленького пациента в коме. Мама в течение 2-3 дней давала ему высокие дозы парацетамола, нурофена и других жаропонижающих средств, чтобы снизить температуру. В итоге у ребёнка произошло повреждение печени, и мы отправили его в Москву в институт Шуманкова в сопровождении реаниматолога. А следовало бы вызвать врача и обойтись без таких тяжёлых последствий.

Вообще в летний период возрастает число обращений в приёмное отделение больницы. В день пиковой жары, например, зафиксировано 92 обращения с кишечными расстройствами. В обычное время в среднем бывает 15 обращений в сутки. Вот и делайте выводы.

Мы стали забывать элементарные правила поведения в жаркие летние дни: во избежание солнечного или теплового удара стараться не находиться на солнце в дневное время; а если и выходить, то только в головных уборах; соблюдать питьевой режим, чтобы не было обезвоживания; мыть руки, мыть фрукты и овощи. Это обычные общепринятые профилактические мероприятия, которые помогут избежать проблем и трагедий. Но люди о них напрочь забыли.

 

– Получается, что эпидемиологическая обстановка в стране напрямую зависит от нашей с вами информированности и даже уровня образованности? Профессия инфекциониста востребована сегодня?

– Совсем недавно найти инфекциониста было проблемой, а возрастной уровень наших врачей был, мягко говоря, достаточно высоким. В последние годы желающих работать в инфекционной службе республики среди выпускников нашего медицинского университета прибавилось. К специальности появился интерес, она становится престижной и востребованной. Сейчас у нас в отделениях проходят специализацию 13 клинических ординаторов второго года и 11 ординаторов первого года обучения. Естественно, большая их часть придёт работать к нам в службу, которую, я в этом уверена, ожидает подъём и развитие.

 

– Как и всю дагестанскую медицину в целом?

– Я оптимист. Считаю, что хороших людей на свете намного больше, чем плохих. И думаю, что уровень медицины в нашей республике в последние годы вырос значительно и будет повышаться дальше. И сегодня он на порядок выше, чем в соседних республиках, да и в СКФО мы одни из лучших. Ведь был период, когда наши врачи, выпускники нашего медицинского института, были востребованы во всём Советском Союзе как грамотные и квалифицированные специалисты. И я очень надеюсь на возрождение славы нашего мединститута. Приятно узнать, что ведущий специалист по КТ/МРТ в России – дагестанец Алихан Алиханов, что самым авторитетным узистом страны считается дагестанка –  выходец из нашей республики Марина Саидова.

Я окончила наш институт в 1984 году. Считаю, что мне очень повезло и с вузом, и с педагогами. Нам преподавали такие профессора, которые были у нас как три кита, на которых держится мир медицины: Аскандар Маммадиевич Масуев, Магомед Абусупьянович Хархаров и Тажутдин Эфендиевич Гаджиев – наш выдающийся терапевт, именем которого названа улица в пригороде Махачкалы. Проезжаю её и всё время вспоминаю своего учителя, очень приятно, что его именем улицу назвали и помнят его.

В общем из разговора с Равганият Магомедовной Мирзаевой мы поняли следующее: бороться с инфекционными болезнями точечно невозможно. Необходимы системный и многоуровневый подход, просвещение населения и образование. На одном из уровней помощь СМИ просто необходима. Постараемся быть по одну сторону баррикад с вами, уважаемые инфекционисты.

 

ЛО 05 №002834 Лицензия ЛО-05-01-002145 от 20 июня 2019 г.

Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл