[ Подведём итоги ]

Этот год подарил много событий юридического характера, имеющих далеко идущие последствия. Это и инициативы Дмитрия Медведева, и громкие судебные процессы в Дагестане, другие не менее важные эпизоды. Появились новые тенденции. В общем, есть что вспомнить и чем освежить память читателя…

Красной линией в этом году проходит законотворческая деятельность тех или иных органов власти. Если говорить об общероссийском уровне, то здесь на первый план выходят затеянная президентом РФ Дмитрием Медведевым судебная реформа и внесение поправок в Конституцию РФ. Проявив полное единодушие (это становится отличительной чертой плюрализма мнений в законодательном органе страны), депутаты проголосовали за увеличение срока конституционных полномочий президента РФ и Государственной Думы до шести и пяти лет соответственно. Сложно судить о том, как это отразится на жизни страны. По крайней мере, сейчас. Думается, что всё будет зависеть от того, кто будет управлять страной и как. Не исключено, что мы ещё вспомним недобрым словом день принятия этих поправок (а может, и нет). Поправки были внесены и в Основной закон Дагестана. Теперь президент РД наделён полномочиями по руководству правительством республики, ранее же президент мог его только формировать (это не единственные поправки). Таким образом, федеральным центром создаётся стройная вертикаль исполнительной власти.

 
Говоря о стройности исполнительной власти, нельзя не упомянуть о вероятности передачи на федеральный уровень вопросов деятельности мировых судей. После этого вертикаль (а мировые суды не относятся к федеральным судам, являясь судами субъектов РФ) появится и в судебной системе.

 

Очертания реформы

Продолжая тему преобразования судебной системы, стоит перечислить все те предложения и законопроекты, инициаторами которых были президент России, парламентарии, другие органы власти:
1. Законопроект «О возмещении государством вреда, причинённого нарушением права на судопроизводство в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов», направленный на решение проблем с исполнением судебных решений и затягиванием дел в суде;
2. Поправки в закон «О статусе судей в РФ», согласно которым планируется ввести проф-обучение для только что назначенных судей. Предусмотрено два этапа: обучение в Российской академии правосудия (её филиалах) – до шести месяцев и практическая стажировка в суде по месту работы судьи и в вышестоящих судах – не менее шести месяцев;
3. Законопроект «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в РФ», согласно которому планируется сделать суд более открытым и доступным. Законопроект предусматривает свободный доступ к информации о том, кто рассматривает то или иное дело, кто представляет сторону защиты, а кто обвинения, как осуществляется процесс подбора кадров на должность судьи, сведения о судебном решении. Данная информация должна будет предоставляться не только по обращению в суд, но и размещаться на официальном сайте суда;
4. Предложение Медведева назначать судей бессрочно или упростить практику их переаттестации;
5. Пожелание Медведева чаще применять альтернативные меры наказания, не ограничиваясь только лишь арестом;
6. Предложение о декларировании доходов судей (в настоящее время этот вопрос находится на рассмотрении в Госдуме РФ);
7. В Госдуму внесён законопроект о борьбе с распространением экстремизма в интернете. Если он будет принят в своём нынешнем  виде, то блокировать доступ к сайтам, размещающим экстремистские материалы, будет организация, предоставляющая услугу выхода в интернет.

 

Медиа

Кроме этого, стоит отметить и борьбу за медийное пространство и усиление давления на СМИ. Конечно, читателю не стоит напоминать о ситуации вокруг «ЧК». Помимо этого нужно сказать и о других эпизодах. Так, например, участились вынесения предупреждения газетам и другим СМИ. Так, за прошедшие несколько месяцев были вынесены предупреждения газетам «Коммерсантъ», «Ведомости», «Русский Newsweek»... Ведь это гранды, федеральные издания… Возможно, поэтому последовало расформирование Россвязькомнадзора (ранее это ведомство называлось Росохранкультуры, а затем Россвязьохранкультуры), который осуществляет надзор за СМИ на предмет нарушения ими закона, и преобразование его в Федеральную службу по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Главой нового ведомства вместо Бориса Боярскова был назначен Сергей Ситников. Причиной же отставки Боярскова называют его неспособность действовать в отношении всех субъектов рынка по единым стандартам надзора. Эту отставку и преобразование следует оценивать как изменение политики государства относительно СМИ. Вот только в какую сторону?

 

Процессы

Поправки в конституции РФ и РД – это не всё, что стоило бы упомянуть. К реформам можно отнести и поправки к УПК РФ и УК РФ, согласно которым из-под юрисдикции суда присяжных заседателей выводится ряд статей против государственной власти («Терроризм», «Организация НВФ и участие в нём» и др.). Что примечательно, среди «страшных» статей подобного рода затесалась и статья «Массовые беспорядки». То есть люди, которые выйдут на улицу (а это уже происходит по всей России) из-за экономического кризиса, предстанут не перед присяжными, а тремя судьями. Чем не средство для подавления справедливого гнева населения?
С принятием этих поправок может осуществиться голубая мечта дагестанских силовиков. Чем доказывать что-то присяжным, лучше продавить судей. Ведь всем известно, как у нас проходят судебные процессы по таким статьям. Тем более что наиболее громкие судебные процессы связаны именно с терроризмом, покушениями на государственных деятелей.
Во многом показателен суд над Бамматханом Шейховым, на наш взгляд, самый громкий судебный процесс за этот год (о последних новостях по этому делу читайте на 1–2 стр. – Прим. ред.). Этот процесс с самого начала имел важное политическое значение. Тем более сторона обвинения должна была основательно подготовиться. Но с самого начала суд свёлся к волоките вокруг присяжных заседателей. Стараниями прокуратуры был заявлен отвод двум присяжным (примечательно, что для этого сторона обвинения установила адреса присяжных, что является грубым нарушением закона), и дело началось с нуля.  Что-то похожее было и по делу о покушении на мэра Хасавюрта Сайгидпашу Умаханова. Напомним, что тогда суд распустил коллегию присяжных на основании заявления гособвинителя о том, что подсудимые оказывают давление на присяжных. Характерно, что по делу Шейхова (и по другим похожим делам) государство постоянно ходатайствует о переводе рассмотрения дела в закрытый режим. А суд ему в этом отказывает. Но делает, конечно, это не всегда. Ведь иногда закрытость процесса бывает необходима. Гособвинение чаще всего это связывает с необходимостью защиты своих свидетелей. Так было по делу Шейхова, когда допрашивались сотрудники МВД по РД, так было по делу убийства лидера ДРО «Яблоко» Фарида Бабаева, когда допрашивались свидетели гособвинения.
Когда же дело доходит до собственно суда, стороне обвинения очень трудно доказать свою правоту в суде.

 

Верховный… и силовики

Вот в такой обстановке приходится работать судьям, особенно это касается судей ВС РД.
С одной стороны, это вроде бы независимость, с другой – давление со стороны правоохранителей, с третьей – нужно ведь ещё и работать в русле демократических веяний, продекларированных Медведевым. Много чего намешано. Председателю ВС РД, должно быть, не легко… Интересно, что следующий год будет последним для председателя ВС РД Анвара Магомедова. Срок его полномочий истекает в декабре 2009 года. Этот срок продлён не будет (ещё на 6 лет), так как предельный возраст пребывания в должности судьи федерального суда 70 лет. Анвару Магомедову на данный момент 69 лет. Хотя, всё-таки этот человек знает судебную систему изнутри, и ему было бы намного легче оздоровить судебную систему так, как этого хочет Медведев. Рассуждая же о том, кто может занять вакантный пост, к числу наиболее вероятных кандидатов можно было бы отнести (в силу разных причин – как объективных, так и субъективных): первого зампреда председателя ВС РД Сулеймана Сулейманова, заместителя председателя ВС РД Ибрагима Ибрагимова, председателя Кировского районного суда Махачакалы Магомедсалама Амирова (брат мэра столицы), начальника управления судебного департамента РД Мухтара Омарова, председателя Советского районного суда Махачкалы Магомедрасула Мусаева. Вот те люди, которые могли бы замахнуться на кресло председателя ВС РД.
Коли было сказано о суде, стоит упомянуть и правоохранителей. Если в течение года республиканские ФСБ, МВД, прокуратура, следственный комитет действовали по принципу невмешательства в дела друг друга, то к концу года наметилась тенденция, условно, к «конкуренции» (см. новость об игровых автоматах на 3 стр. – Прим. ред.). Оказывается, эти структуры и взаимоконтроль могут проводить, когда это им нужно, и учитывать свои ошибки (конечно, это пока не массовое явление, но всё же). К примеру, до поры «молчаливая» прокуратура стала отвечать на наши обращения по фактам незаконных действий своих же сотрудников, проверять указанные факты по другим преступлениям. В будущем году хотелось бы продолжить эту практику, уважаемый Игорь Викторович (Ткачёв). В конце концов, мы же живём в этой республике. Качество проводимых спецопераций заметно изменилось во многом из-за действий УФСБ РФ по РД (до идеала, конечно, далеко). Но сделать предстоит ещё многое.
Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл